Сайт подводных охотников и их друзей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Блекаут

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

После снятия маски надо дунуть в лицо (в глаза). Это в большинстве случаев вызывает у блеканувшего вдох.
Говорить надо внятно и настойчиво используя имя - Вася дыши, Вася дыши. Но не в коем случае не кричать и не трясти. Человек во время блека обычно все слышит, но может представлять себе совершенно в другуой ситуации, поэтому может продолжать бороться с собой и воспринять агрессивные действия сейфти как дополнительную опасность.

Какой именно блек тебе интересен - swb (мелководный блек), динамический или статический?
В кратце в swb (если почитаешь теорию), при любом всплытии происходит резкое падение рО2 в организме (с -10м до поверхности в 2 раза). Если уровень кислорода на 10-15м уже приближался к порогу отключки, то после всплытия он ВСЕГДА будет ниже уровня отключки. Сделать тут ничего нельзя. Можно только запоминать ощущения на разных глубинах и временах и не загонять себя за черту. К сожалению уровень СО2, cоздающий позывы на вдох, тоже падает и хорда неадекватно реагирует на ситуацию.

Счет (в цифрах 1,2,3,4,5 и.т.д) полезен для
- отключения мозгов и уменьшения этим расхода О2 организмом
- осознания момента, что приходят кранты (цифры начинают путаться)
Но если поверхность еще далеко, то считай не считай - swb придет, физику не изменить. В динамике - это четкий сигнал на прекращение попытки.
_________________
Мир бесконечно интересен... Дерзайте! Не часто попадаю в интернет - кому нужен срочно - семь девять девять семь четыре семь два (велком)

2

20 правил безопасности для фридайвинга 09.02.2008 | Алексей(APOX) | Делимся опытом Теория и практика, Фридайвинг
**Примечание редактора: составители правил "Aharon и MT" уже несколько лет ведут тренировки для фридайверов. Основываясь на своем опыте, они разработали серию  правил, соблюдая которые, фридайвер сможет сделать свое погружение безопасным и снизить вероятность несчастного случая вследствие физиологических проблем, которые возникают из-за неправильной техники погружения.**
ПРАВИЛА БЕЗОПАСНОСТИ

1) Никогда не занимайтесь фридайвингом в одиночку, выберите себе партнера.
     ·  Глубина – Никогда не погружайтесь одновременно с партнером
     ·  Траектория – Партнер наблюдает за тем, чтобы фридайвер строго соблюдал установленную траекторию.
     ·  Партнер – должен быть способен быстро предпринимать действия по спасению фридайвера на любой глубине (по крайней мере, 15 м),  а также владеть техникой оказания первой доврачебной медицинской помощи, сделать непрямой массаж сердца и искусственное дыхание.
     ·  Встреча – Задача партнера – встретить дайвера и Лицом к Лицу проплыть с ним самое опасное расстояние: от максимальной глубины в 15 м до поверхности. Глубина встречи определяется соответственно глубине погружения фридайвера, но не может быть больше 15 метров. Во время каждого погружения партнер контролирует время погружения и начинает плыть навстречу фридайверу не позже, чем по истечении половины отведенного временного отрезка. 
     ·  При погружениях на глубину более 30 м, необходимо иметь под рукой либо акваланг с такелажными принадлежностями, либо страховочный трос с подъемным приспособлением. В зависимости от сложности условий погружений в море/озере участие страхующего партнера может быть еще более интенсивным.

2) Никогда не совершайте апноэ после погружения с аквалангом.
     ·  Остатки азота в тканях, образующиеся после погружения на дыхательной смеси, могут привести к декомпрессионной болезни, когда микропузырьки газа при подъеме в результате снижения давления начинают быстро расширяться. В зоне повышенного риска люди с дефектом межпредсердной перегородки.
     ·  Перед совершением апноэ после погружения на дыхательной смеси должно пройти не менее 12 часов.

3) Не испытывайте на прочность свои барабанные перепонки.
     ·  Регулируйте давление только при спуске на глубину (примерно каждые 3 метра). Не торопитесь – по мере необходимости регулируйте давление. Никогда не пытайтесь продолжать после неверной регулировки – прервите погружение! Никогда не регулируйте давление при подъеме.
     ·  Если вы используете носовой зажим, то в самом начале подъема удалите его.
     · “'Героизм' Синдром  'Я должен взять 40 метров'. Я успешно погружаюсь на 35 метров и прекрасно справляюсь с давлением, на 38 метрах – уже не могу, но все-таки попробую 40 метров, дно же так близко, а разница в давлении невелика”. Такое легкомыслие – настоящее испытание для ваших барабанных перепонок. И в случае ошибки получите разрыв барабанной перепонки со всеми вытекающими последствиями, или же сильную пространственную дезориентацию и тошноту.

4) Всегда правильно подбирайте вес груза.
Очень опасно, если вес груза слишком велик. Это может вызвать проблемы с регулировкой давления при спуске, а при подъеме потребовать от дайвера излишних усилий. Особенно опасно это в сочетании с толстым костюмом для зимних погружений. Хорошее правило –  подобрать груз таким образом, чтобы на глубине в 15 метров иметь нейтральную плавучесть.

5) Перед погружением составьте вместе с партнером план погружения и оцените условия водоема.
     ·  Важно, чтобы каждый дайвер, имея свою траекторию погружения, точно знал о всех мероприятиях, запланированных другими дайверами – например о разминке, погружениях на глубину и т.д.
     ·  Четко определите кто, когда и за чью безопасность отвечает.
     ·  Продумайте действия в чрезвычайной ситуации.
     ·  Как условия водоема могут повлиять на погружение и вашу безопасность: течение, видимость в воде, температура воды, рельеф дна, расстояние до берега и движение водного транспорта.
     ·  Течение – это один из наиболее важных факторов, который надо учитывать. При погружениях с грузом дайверу требуется приложить усилия для того, чтобы не отклоняться от траектории погружения.
     ·  Плохая видимость, например, при погружениях в озере, требует большего внимания к технике безопасности.
     ·  От температуры воды зависит выбор гидрокостюма и, соответственно, груза.
·     Следует следить за движением водного транспорта, так как такие факторы, как угол падения солнечных лучей и рябь на воде делают фридайвера трудноразличимым на поверхности, в связи с чем нужно быть особенно осторожным.

6) Вытаскивайте трубку изо рта.
·      По возвращении на поверхность резкий выдох через трубку практически наверняка приведет к потере сознания (блэк-аут), если дайвер поднимается на пределе своих возможностей. Трубка на глубине усложняет регулировку давления и может привести к заглатыванию воды, когда начинаются сокращения диафрагмы.

7) Никогда не делайте выдоха, находясь под водой,  а также резкого выдоха на поверхности после подъема.
     ·  Выдох при спуске на глубину может привести к преждевременным проблемам с регулировкой давления. При подъеме же это приводит к снижению плавучести, и фридайверу потребуется больше усилий для того, чтобы достичь поверхности, а это может повлечь блэк-аут. Когда давление в легких падает до предела, остаток кислорода в крови поступает в легкие, а не в мозг, приводя к потере сознания.  Любое сокращение диафрагмы также действует как механизм возобновления дыхания.

8) Никогда не погружайтесь без надежного такелажа и опознавательных знаков.
     ·  Страховочный трос представляет собой коридор, по которому партнер ожидает подъем фридайвера с глубины.
     ·  Если для крепления троса вы используете буй, а не лодку, он должен быть оранжевого или красного цвета для лучшей различимости на воде. А также буй должен быть достаточного большого размера, чтобы исключить утягивание его под воду, даже если поднимаются два фридайвера одновременно. Буй используется для крепления к нему страховочного троса и предоставления фридайверу места отдыха и подготовки к следующему погружению.
     ·  Толщина троса должна быть как минимум 10 мм, чтобы за него можно было хорошо ухватиться. Цвет желательно белый. Его предназначение в том, чтобы указывать вертикальное направление подъема и спуска.
     ·  Трос гарантирует безопасность. Если фридайвер потерял ласт или у него свело ногу, то ухватившись за трос, он  сможет выбраться на поверхность.
     ·  Для обычного погружения, как правило, подойдет груз весом 5кг., однако при свободных погружениях в зависимости от толщины гидрокостюма может потребоваться до 30 кг груза.
     ·  На лодке, с которой осуществляется погружение, необходимо поднять флаг «Идет погружение».

9) Придерживайтесь правильной продолжительности интервалов между глубокими погружениями. Помните о том, что многократные глубокие погружения опасны.
     ·  Это не менее 5 до 8 минут между глубокими погружениями, в зависимости от температуры воды. Цель – восстановление газового баланса. Нормализация уровня O2, CO2 и молочной кислоты.
     ·  Если вы выкладываетесь на 85% и более своего максимального потенциала, стараетесь превзойти самого себя, то многократные глубокие погружения становятся огромным стрессом для организма, а выделение молочной кислоты может стать опасным при последующих погружениях. Никогда не совершайте более 1-2 глубоких погружений за одну дайвинг-сессию.

10) Не допускайте гипервентиляции.
     ·  Гипервентиляция – это более 15 глубоких вдохов в минуту. В результате  фридайвер начинает спуск в напряжении, с учащенным пульсом и сниженным CO2. Нарушенный баланс O2\CO2 при задержке дыхания способствует продлению «легкой фазы» за счет «тяжелой фазы», что может привести к потере сознания. Правильная вентиляция имеет целью максимальное насыщение крови кислородом при минимальном пульсе. Это достигается при помощи медленного глубокого дыхания, расслабления и концентрации, при этом во всем должна быть мера.

11) Избегайте слишком быстрых переворотов.
     ·  Слишком быстрый переворот в конце спуска может привести к потере сознания. Это особенно характерно для очень глубоких погружений, когда прилив крови становится значимым фактором.

12) Никогда не смотрите вниз при спуске и вверх при подъеме.
     ·  Сгибание шеи является причиной затруднения в регулировке давления при спуске и подъеме, влияет на приток крови к мозгу и увеличивает давление в области барорецепторов на шее, посылая нервной системе неверный сигнал, в результате чего может повыситься пульс.
     ·  Также такая поза неверна с точки зрения гидродинамики.

13) Не увеличивайте скорость на последнем этапе подъема.
     ·  Минимум движений необходим для сбережения кислорода и поддержания оптимальной частоты пульса. При переворотах нужны размеренность, спокойствие и экономия сил. На протяжении всего подъема, несмотря на выделение молочной кислоты, необходимо сохранять размеренный темп.

14) Опасности погружений «на выдохе».
     · Погружения 'На выдохе' требуют от фридайвера совершенной техники, и этого следует добиваться с МАКСИМАЛЬНОЙ предосторожностью и под непосредственным контролем  опытного инструктора. В случае допущения какой-либо ошибки вы рискуете навсегда пожертвовать своим здоровьем или погибнуть.
     ·  Фридайвер начинает спуск со сниженным уровнем O2 и может потерять сознание совершенно неожиданно как раз на глубине, где его плавучесть будет отрицательной. Если же на этом уровне не произойдет спазма гортани, то под действием давления легкие фридайвера просто втянут воду, и он захлебнется.
     ·  В течение всего погружения фридайвера «на выдохе» его сопровождает партнер, набравший в легкие воздуха.
     ·  Никогда не следует производить погружение «на выдохе» с грузовым поясом.

15) Прекратите дальнейшие погружения после «самбы» или потери сознания.
     ·  Потеря контроля над собой в любом виде (дрожь, судороги, невозможность сфокусировать взгляд) в конце погружения означает, что это было последнее погружение для данного фридайвера в этот день. Цианоз, т.е. посинение губ, в конце погружения означает, что лимит потенциала фридайвера на сегодняшний день исчерпан. И ему можно нырять только на мелководье.

16) Отводите достаточно времени на физиологическую адаптацию.
     ·  Нашему телу требуется ВРЕМЯ на адаптацию к новым и экстремальным условиям, таким как долгая задержка дыхания и высокое давление. Температура может значительно усугубить вышеуказанные факторы, и ее также следует принимать во внимание. Наше тело обладает гибким механизмом приспособления,  НО должно пройти достаточно времени прежде, чем произойдет адаптация к новым стрессовым условиям.
     ·  Безрассудное стремление брать великие глубины и ставить рекорды по задержке дыхания может привести фридайвера либо к серьезным физическим, либо психологическим травмам, таким как «синдром неудачника».
     ·  Такие проблемы как шум в ушах, отек легких и легочная баротравма, воспаление носовых пазух или определенные разновидности заболеваний сердца могут стать следствием чрезмерной скорости погружения и интенсивности движений.

17) Не думайте о плохом.
     ·  Это приводит к стрессу и соответственно возникает опасность потери сознания. Психология фридайвинга строится на огромной силе внутреннего настроя, умении создать позитивное настроение и убедить себя в способности на большее.

18) Никогда не погружайтесь, если вы устали или замерзли.
     ·  Простуда, усталость, алкоголь и медикаменты мешают трезво оценивать ситуацию, негативно влияют на способность задержки дыхания, и способствуют наступлению блэк-аута. Один из первых симптомов переохлаждения - это усталость и нарушение мыслительных процессов, что в купе с выделением молочной кислоты может привести к печальным последствиям.  Вы только почувствовали, что замерзаете, а ваша возможность задерживать дыхание уже  снизилась. НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ не недооценивайте холод.
     ·  Гиперемия (застой крови) ведет к проблемам регулировки давления и повышенному риску возникновения проблем с ушами.

19) Прием пищи и жидкости.
     ·  НЕ рекомендуется совершать погружения в течение 4 часов после полноценного или 2 часов после легкого приема пищи. Интенсивная работа пищеварительной системы требует большого объема крови, которая во время погружений могла бы доставлять кислород в мозг. Питание фридайверов само по себе является отдельным сводом правил, и это нужно знать.
     ·  Обезвоживание, которое у фридайверов возникает по нескольким причинам: при погружении наблюдается более интенсивная работа мочевыделительной системы, выделение большого количества жидкости во время дыхания, обменные процессы, способствующие производству энергии.
     ·  Фридайвинг предполагает большое потребление воды, питье между погружениями обязательно. Обезвоживание резко повышает риск потери сознания и осложняет регулировку давления.

20) "ЗНАЙ СВОИ ВОЗМОЖНОСТИ".

     · Фридайвер не обязательно каждый день пребывает в отличной физической форме.  Необходимо понимать, что девиз «сделай худший день своим лучшим днем» не всегда уместен.
     ·  Фридайвер должен учиться всегда чувствовать и понимать, когда поднажать, а когда немного отступить, осознавать, ленится ли он и ищет повод не перенапрягаться, или же СЕГОДНЯ форсировать организм уже нельзя. Следует принимать во внимание такие обстоятельства, как проблемы с ушами (как следствие травмы), повышение температуры или начало простудного заболевания, насморк или сильную усталость, а женщинам – определенный период менструального цикла, когда возможны проблемы с регулировкой давления.
Источник (англ.): deeperblue.net Автор "Aharon & MT Solomons" Перевод: APOX.Ru

3

SHALLOW-WATER BLACKOUT (Latent hypoxia)

Shallow-water blackout (SWB) - потеря сознания при нырянии с задержкой дыхания в результате недостатка кислорода. Впервые это явление было описанно S. Miles-ом как "latent hypoxia", shallow water blackout - это термин означающий неожиданную потерю сознания у дайверов использующих кислородные дыхательные аппараты закрытого типа (рибрезеры) на небольших глубинах.
Потеря сознания чеще всего наступает в интервале 5ти метров от поверхности, когда расширяющиеся легкие "высасывают" кислород из крови ныряльщика. Однажды, потеряв сознание вы умрете. Блэкаут наступает быстро, неожиданно и без предупреждения. Как правило жертвы этого явления умирают так и не осознав что же произошло.
Ежегодно, только в США тонет около 7000 человек. Craig, в 1976 проводил опрос среди тех кому удалось выжить в таких ситуациях. Все они делали гипервентиляцию перед плаванием, и никаких предвестников потери сознания у них не наблюдалось. Гипервентиляция применяется и ныряльщиками для того, чтобы понизить концентрацию СО2 и увеличить время задержки дыхания.
Начинающие ныряльщики с задержкой дыхания, из за разности в адаптации как правило не всегда достигают этого состояния. Ныряльщики среднего уровня - это та категория, которая подвергается наибольшей степени риска. В ходе тренировки на увеличение результата, из физиологическая и психологическая адаптация позволяет им нырять глубже и оставаться под водой дольше с каждым новым тренировочным днем. От этого так же не защищены и "продвинутые" ныряльщики.
Состояния , которые способствуют возникновению латентной гипоксии(SWB)

Гипервентиляция

Гипервентиляция - это чрезмерно интенсивное дыхание, состоящее в увеличении скорости дыхания или его глубины (или обоих). С помощью гипервентиляции НЕВОЗМОЖНО накопить в организме дополнительный кислород. Напротив, она даже способна обеднять ткани организма кислородом. Притягательным моментом гипервентиляции является понижение количества углекислоты в крови. Частое и глубокое дыхание Уменьшает это количество стремительными темпами. Но ведь ВЫСОКИЙ УРОВЕНЬ УГЛЕКИСЛОГО ГАЗА, А НЕ НИЗКИЙ УРОВЕНЬ КИСЛОРОДА ВОЗБУЖДАЕТ ДЫХАТЕЛЬНЫЙ ЦЕНТР!!!
Начинающий ныряльщик очень чувствителен к уровню углекислого газа. Даже интервал времени в 15 секунд способен настолько изменить этот уровень, что возникнет ощущение "пожара в легких". Подготовленный ныряльщик избавляется от избыточного количества углекислоты, тем самым обманывая дыхательный центр. Обычно в ходе метаболизма человеческий организм производит углекислый газ в постоянном количестве, но этого количества может не хватить для возбуждения дыхательного центра до того момента, когда количество кислорода станет угрожающе недостаточным.
Гипервентиляция приводит к некоторым изменения в центральной нервной системе. Избыточная гипервентиляция приводит к уменьшению кровоснабжения головного мозга, а так же к судорогам в конечностях. В то же время умеренная гипервентиляция приводит человека в состояние эйфории и самодовольства. Это все может привести к опасным или даже трагическим последствиям, происходящим из за слишком долгого отсутствия дыхания - БЛЭКАУТУ (потере сознания).
Изменение давления во время всплытия также способно уменьшить количество кислорода в крови из за механизма связанного с парциальным давлением. Давления газов, а именно кислорода и углекислого газа постоянно изменяются в организме. Газы распределяются между легкими и тканями. Организм "высасывает" кислород из легких по мере необходимости. В ходе погружения концентрация кислорода в легких возрастает в следствии роста давления воды.
По мере того, как мозг и ткани расходуют кислород, все больше его становиться доступным, если ныряльщик продолжает погружение. Это все отлично работает до тех пор, пока кислород в легких имеется в достаточном количестве. Но только во время погружения. Проблемы начинаются при всплытии. Расширение легких при подъеме (обусловленное тем что падает давление воды) вызывает быстрое падение концентрации кислорода до критических величин. Состояние, при котором кислород из легких направляется в ткани становиться полностью противоположным. Это сильнее всего проявляется в последние несколько метров до поверхности, когда наблюдается самое большое расширение легких. Вот в таких вот ситуациях чаще всего случается потеря сознания. Как правило нет НИКАКИХ предвестников этого. Результатом критического количества кислорода становиться отключение мозга.
Закон Далтона о парциальных давлениях (Pb = PO2 + PN2 + Pother gases.)
Если давление в газовой смеси уменьшается, парциальное давление всех компонентов уменьшается в таком же соотношении. Гипоксия от гипервентиляции перед нырком компенсируется повышением парциального давления кислорода во время погружения.
В течении погружения, объем легких уменьшается из за сжатия грудной клетки, что приводит к росту PO2, PCO2 и PN2.
* В легких в результате интенсивного дыхания PCO2 уменьшается. Когда в следствии повышенного давления объем легких уменьшается на половину, PO2 увеличивается, PCO2 также растет, но из за заниженного начального РСО2 наблюдается явление именуемое "обратным градиентом".
* На это кровь реагирует следующим образом: увеличивается респираторный алкалоз и количество оксигемоглобина. Химики записали это вот так CO2 + H2O - H+ + HCO3.
* Хеморецепторы внутри сонной артерии уменьшают частоту сердечных сокращений и это позволяет увеличить задержку дыхания.
* Наблюдается расширение сосудов головного мозга вызванное гипоксией. Далее происходит быстрый расход кислорода, в то время как РСО2 не достаточно для возбуждения дыхательного центра, это продолжается до тех пор, пока не достигнет критической точки. Эта критическая точка (PCO2/PO2) у хорошо тренированного человека гораздо более ниже (меньшая чувствительность к увеличению РСО2 и уменьшению РО2). Быстрое потребление кислорода (например при преследовании крупной рыбы) задерживает эту точку из за того, уровень РСО2 высок и при этом высока физическая нагрузка. У ныряльщика появляется ощущение легкости в голове, головокружение, сильнейшее желание сделать вдох, "мурашки" в конечностях, жесткость мускулатуры и затем теряет сознание.
* Во время нахождения на глубине ,где увеличенное легочное РО2 вызывает увеличение коэффициента передачи кислорода от легких к крови, Инциденты встречаются гораздо чаще ,чем в тех случаях, когда ныряльщик находиться на поверхности.>
* В связи с тем, что альвеолярное РСО2 увеличивается с повышением давления, СО2 не переходит из крови в легкие. Колличество СО2 в артериальной крови стремительно растет, (особенное во время физической нагрузки) и тогда ткани тела начинают накапливать СО2. Тренированные ныряльщики имеют время своего нахождения под водой порядка полутора минут, и стараются не превышать это время чтобы избежать потери сознания при всплытии.
Всплытие к поверхности
* Легкие возвращаются к своему нормальному объему и РСО2 начинает поступать в легкие но в то же время РО2 очень резко снижается.
* В крови PCO2 увеличивается в зависимости от глубины и интенсивности физической нагрузки. Очень глубокие нырки переводят большую часть СО2 в ткани и таким образом усугубляют проблему. Это нормально для HgbO2.
* Когда переломная точка достигнута, хеморецепторы, стимулируемые СО2, создают потребность в дыхании. Этому также способствует низкий уровень О2.
* В мозге:
o CO2 Стимулирует дыхание
o Расширение сосудов поощряет потребление кислорода
o Наступает латентная гипоксия
o Затем следует потеря сознания
* Во время всплытия расширяющиеся легкие изменяют градиент диффузии для кислорода. Небольшие глубины доводят этот градиент практически до нуля, и у ныряльщика наступает критическая стадия гипоксии.
* Гипоксия приводит к потере сознания, возможно даже раньше, чем ныряльщик достигнет поверхности.
* Признаки и симптомы латентной гипоксии (SWB)
o Чрезвычайная слабость, дрожь, бессознательное состояние в воде, амнезия происшествия, утопление.
Link: 'Scuba Diving Explained'., Lawrence Martin, MD
Физиология SHALLOW-WATER BLACKOUT
В дополнение к изменениям из-за Закона Далтона, имеются другие физиологические изменения, которые вступают в силу в течение shallow water blackout и свободного ныряния.
Нырятельный рефлекс
Человеческий организм способен к замечательным адаптации к подводной окружающей среде. Даже нетренированный ныряльщик покажет сильнейшее замедление частоты сердечных сокращений сердца при погружении. Это обычно упоминается как НЫРЯТЕЛЬНЫЙ РЕФЛЕКС. Погружение лица в холодную воду заставляет сердце замедляться автоматически. Сжатие Груди может также замедлить сердце. Нетренированный ныряльщик может испытывать изменения ЧСС до 40 процентов, к норме. Тренированные же спортсмены способны показывать замедление сердечной деятельности до 20ти ударов в минуту.
Эффекты печени
Тренированные фридайверы развивают несколько других физиологических адаптаций, которые ведут к, более глубоким и более продолжительным ныркам. Печень, действуя как резервуар крови, помогает, тренированным спортсменам в увеличении результатов. Очевидно их печень сжимается при нырянии, порождая выпуск дополнительных кровяных телец.
Благодаря William E. Hurford M.D., и соавторам, написавших в "The Journal of Applied Physiology" , о печени японских ныряльщиц Ама. Они наблюдали уменьшение печени в размере на 20 процентов во время ныряния. В то же самое время их концентрация гемоглобина увеличилась на 10 процентов (Volume 69, pages 932-936, 1990).
Эта адаптация, подобная наблюдаемой у морских млекопитающих (увеличения концентрации кровяных телец до 65 процентов), могла увеличивать способность ныряльщиков принять кислород на поверхности. Это могло также увеличивать поставку кислорода к критическим тканям в течение нырка.
Интересно, что сокращение печени и в результате выпуск красных кровяных телец не мгновенны - это начинает вступать в силу после четверть часового ныряния. Эта адаптация , также как другие физиологические изменения, вероятно требует получаса для полного эффекта. Это могло бы объяснять увеличенную способность тренированных ныряльщиков после их первого получаса ныряния, и также может быть одной из причин необъясненной остановки сердца у водолазов с border line heart condition.
Адаптации другого рода
Имеются другие известные адаптация: кровеносные сосуды в коже сжимаются при условии низкого кислорода, чтобы оставить большее количество крови, доступной для важных органов, а именно сердца, мозга и мускулатуры. Изменения в химии крови позволяют телу нести и использовать кислород более эффективно. Эти изменения, в действительности, отнимают последнюю молекулу доступного кислорода от необходимых органов. Наиболее важно, умение ныряльщика приспосабливается к более длинным периодам apnea. Он может игнорировать, в течение более длинных периодов времени, свой внутренний голос, который требует, чтобы он дышал.

ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ SHALLOW-WATER BLACKOUT

SWB был горячей темой исследования для водолазных врачей в 1960-ых, когда они разработали основную физиологию, описанную выше. Они также изучали истории случаев SWB , опознавая несколько факторов, которые могут вносить вклад в это состояние. Они включают гипервентиляцию,тренированность , индивидуальность, концентрацию сознания и юность.
Использование гипервентиляции в подготовке к фридайвингу спорно. Никто не возражает, что продлевать гипервентиляцию, до нескольких минут энергичного дыхания, сопровождаемого головокружением и покалыванием в руках и ногах, опасно. Некоторые врачи полагают, что любая гипервентиляция смертельна из-за изменения в эффектах среди индивидуумов и на одном человеке, в различное время. Другие врачи, изучая профессиональных типа Aмa из Японии, обнаружили, что они обычно осуществляли очень "мягкую" гипервентиляцию и глубокий вдох перед спуском. Их гипервентиляция очень легкая, они ограничивают ее скорость путем сжатия губ.
Возможно самое лучшее решение может быть найдено в "U.S. Navy Diving Manual (Volume 1, Air Diving)", где записано: Гипервентиляция воздухом перед нырянием - почти стандартная процедура и достаточно безопасна, если это не осуществляется слишком долго. Гипервентиляция воздухом не должна быть продолжена больше трех или четырех вдохов-выдохов, и ныряльщик должен начать двигаться к поверхности, как только он замечает определенное желание возобновить дыхание.
Изучите смертельные эффекты упражнений, под водой и планируйте иметь дело с этой ситуацией.
Фридайверы учатся, чтобы продлить нырок, глубоко расслабляя мускулы (см. секцию о глубоких нырках). Большинство ныряльщиков минимально используют мускулатуру кроме того случая, когда они борются с рыбой или освобождают якорь. Письмо врача в Австралийском медицинском журнале нашло, что обычный сценарий смертных случаев в Австралии - опытный ныряльщик с надетым грузовым поясом и разряженным подводным ружьем.

Медицинские исследователи чувствуют, что много смертных случаев в бассейнах, классифицируемых как утопление, являются действительно результатом SWB. Больше всего происшествий у подростков мужского пола и молодых взрослых, делающих попытку рекордов задержки дыхания ,часто на спор. При утоплении жертв, особенно детей, были случаи реанимации после длительных периодов погружения в холодной воде 30 минут или больше. То же самое не истина для жертв, потерявших сознание в теплых плавательных бассейнах. Теплая вода ускоряет смерть, позволяя тканям, особенно мозговым тканям, продолжать метаболизм быстро; без кислорода и вызывает необратимые повреждения в клетках за считанные минуты.

ВЫВОДЫ

* Во избежание несчастных случаев не осуществляйте гипервентиляцию более трех-четырех вдохов-выдохов.
* Уменьшайте деятельность на глубине.
* Не забывайте об опасности при концентрации.
* Не бойтесь сбросить грузовой пояс.
* Избегайте нырков на выносливость.
* Регулируйте ваш грузовой пояс так, чтобы обеспечить положительную плавучесть начиная от 5ти метров.
* Не занимайтесь задержкой дыхания в бассейне самостоятельно, Всегда имейте квалифицированного наблюдателя.

4


Реакция организма на погружения c задержкой дыхания

При погружении на задержке дыхания ваш организм реагирует на состояние апноэ (остановка дыхания), поддерживая жизнедеятельность и в итоге возобновляя дыхание. Физиологи выяснили, что реакция организма на задержку дыхания под водой и на суше в некоторой мере различается, хотя так до сих пор и не известно, почему это происходит.

Во время апноэ сердечно-сосудистая система забирает кислород, содержащийся в легких, мышцах и крови, и использует его для снабжения тканей. В отсутствии вентиляции, в легких, мышцах и других органах со временем накапливается углекислый газ. Повышение содержания углекислого газа заставляет рефлекторный дыхательный центр стимулировать диафрагму, что воспринимается нами как позыв на вдох.

Первые позывы слабы, однако они усиливаются по мере того, как наш организм потребляет кислород и вырабатывает углекислый газ, заставляя нас подниматься на поверхность, чтобы сделать вдох. То, на какое время вы можете задерживать дыхание, зависит от нескольких физиологических переменных и реакций, не все из которых до конца исследованы. У разных людей эти реакции протекают по-разному, что позволяет некоторым ныряльщикам задерживать дыхание дольше, чем другим.

Некоторые реакции вашего организма продлевают время, в течение которого вы можете задерживать дыхание. Одной из таких реакций, по мнению многих физиологов, является реакция на увеличение окружающего давления. Во время спуска на глубину давление воды сжимает воздух в ваших легких, повышая парциальное давление кислорода. Это повышение РО2 позволяет вашей крови использовать большее количество оставшегося в легких кислорода, чем это было возможно на поверхности.

Непроизвольной реакцией, связанной с погружениями на задержке дыхания, является предсказуемое изменение частоты сердечных сокращений. Когда вы делаете глубокий вдох, возникает тахикардия - ускорение сердечного ритма. Вслед за тахикардией наступает брадикардия - замедление сердечного ритма. Исследования также выявили возникновение аритмии (нерегулярные сокращения сердца) у тренированных фридайверов во время длительных погружений на задержке дыхания.

Реакция на апноэ в виде брадикардии носит название дайвинг-рефлекса млекопитающих, поскольку она встречается у таких животных, как киты, тюлени, дельфины и у других ныряльщиков. Считается, что дайвинг-рефлекс у человека помогает предотвратить летальный исход при несчастных случаях, происходящих с людьми, находящимися в состоянии на грани утопления в воде с температурой ниже 10°С.

В таких случаях пострадавшие, находившиеся в состоянии, близком к утоплению, оживали даже после 20-минутной остановки дыхания. И после этого никаких видимых необратимых последствий не наблюдалось.

Физиологам до конца не понятно, как работает дайвинг-рефлекс. Им известно, что он связан с соприкосновением лица с холодной жидкостью, но исследования показали, что помещение лица в холодную воду не всегда ведет к увеличению длительности задержки дыхания. То, что соприкосновение лица с холодной водой запускает дайвинг-рефлекс, объясняет, почему эта реакция реже отмечается при ситуациях, близких к утоплению в теплой воде.

По мнению ученых, что дайвинг-рефлекс обеспечивает поступление крови в мозг и сердце, обеспечивал жизненно важные центры кислородом. Это может быть связано с накоплением углекислого газа, на которое организм отвечает уменьшением кровотока в конечностях (периферическая вазоконстрикция) и увеличением кровотока в головном мозге (церебральная вазодилатация). В отличие от морских млекопитающих, давление крови которых остается постоянным во время апноэ, у человека оно повышается с длительностью задержки дыхания.

Изменения в структуре  кровообращения также являются результатом изменения температуры: некоторые физиологи считают, что эффект, вызываемый дайвинг-рефлексом, может быть частично объяснен физиологической реакцией организма на охлаждение.

Помимо непроизвольных реакций, вы можете увеличить длительность задержки дыхания произвольно. Таких способов несколько. Первым из них является расслабление и снижение нагрузки. Чем меньше усилий вы прилагаете, тем медленнее потребляется кислород и меньше образуется углекислого газа.

Другим способом являются тренировки. Исследования показывают, что тренированные фридайверы могут задерживать дыхание дольше, поскольку они становятся менее восприимчивыми к воздействию углекислого газа и имеют большую анаэробную емкость. Это значит, что их организм приспосабливается к условиям задержки дыхания таким образом, чтобы получать энергию в отсутствие кислорода.

Третий способ — начало погружения на задержке дыхания с меньшим содержанием углекислого газа в крови. Этого можно достичь с помощью гипервентиляции -делая три или четыре глубоких частых вдоха, прежде чем задерживать дыхание. Проделав это, вы уменьшите содержание углекислого газа в легких ниже нормального уровня, что, в свою очередь, вызовет снижение содержания углекислого газа в крови. Это значит, что до того момента, как увеличение содержания углекислого газа приведет к возникновению позыва на вдох, пройдет больше времени, чем обычно. Как вы узнаете из следующего раздела, очень важно, чтобы гипервентиляция не превышала трех-четырех вдохов.

PADI - Professional Association

Гипервентиляция очень опасный метод увеличения задержки дыхания многократно повышающий риск потери сознания (гипоксического блэкаута). Настоятельно не рекомендуется делать гипервентиляцию перед нырком.

5

Блэкаут: причина возникновения и факторы провокации

Shallow-water blackout (SWB) - потеря сознания при нырянии с задержкой дыхания в результате недостатка кислорода.

Впервые это явление было описанно S. Miles-ом как “latent hypoxia”, shallow water blackout  (Блэкаут) - это термин означающий неожиданную потерю сознания у дайверов использующих кислородные дыхательные аппараты закрытого типа (рибрезеры) на небольших глубинах.
Потеря сознания чаще всего наступает в интервале 5-ти метров от поверхности, когда расширяющиеся легкие “высасывают” кислород из крови ныряльщика. Однажды, потеряв сознание вы умрете. Блэкаут наступает быстро, неожиданно и без предупреждения. Как правило жертвы этого явления умирают так и не осознав что же произошло. Ежегодно, только в США тонет около 7000 человек. Craig, в 1976 проводил опрос среди тех кому удалось выжить в таких ситуациях. Все они делали гипервентиляцию перед плаванием, и никаких предвестников потери сознания у них не наблюдалось. Гипервентиляция применяеться и ныряльщиками для того, чтобы понизить концентрацию СО2 и увеличить время задержки дыхания. Начинающие ныряльщики с задержкой дыхания, из за разности в адаптации как правило не всегда достигают этого состояния. Ныряльшики среднего уровня - это та категория, которая подвергается наибольшей степени риска. В ходе тренировки на увеличение результата, их физиологическая и психологическая адаптация позволяет им нырять глубже и оставаться под водой дольше с каждым новым тренировочным днем. От этого так же не защищены и “продвинутые” ныряльщики.

Причина потери сознания при нырянии с задержкой дыхания. Основы Фридайвинга. Н.В. Молчанова

Основная проблема фридайвинга - потеря сознания без остановки сердечной деятельности в результате срыва адаптационно-компенсаторных способностей мозга на фоне неадекватной его резервным возможностям нагрузке.

Потеря сознания возникает вследствие острого кислородного голодания головного мозга, (т.к. гипоксия угнетает состояние нервных центров) во время выполнения статической задержки дыхания или ныряния в длину или в глубину, когда парциальное давление кислорода в легких и в артериальной крови падает ниже критического уровня.

Это происходит из-за сочетания высокого уровня метаболической активности клеток головного мозга, низких запасов кислорода и небольшого резерва высокоэнергетических фосфатов (10).

Тогда как мышцы содержат миоглобин, присоединяющий кислород в 6 раз быстрее гемоглобина. А при необходимости мышцы используют распад органических веществ в бескислородных условиях для восстановления аденозинтрифосфорной кислоты, расщепление которой происходит с выделением энергии, столь желанной для всех клеток.

Поэтому головной мозг, не виноватый в такой дискриминации и не содержащий нейроглобина, отключается от обслуживания неразумного тела, которое бодро рвётся в подводные дали. Мозг сокращает метаболическую деятельность фридайвера для того, чтобы хоть какие-то остатки кислорода достались ему.

Субъективные ощущения приближающегося состояния острой гипоксии различны у фридайверов. У многих начинаются непроизвольные сокращения диафрагмы, которые направлены на попытку сделать вдох.

Высококвалифицированные фридайверы могут длительное время игнорировать эти позывы на вдох, пока они не начинают повторяться все чаще и чаще. Начинающим необходимо всплывать при их начале. Некоторые фридайверы не испытывают диафрагмальных сокращений перед потерей сознания.

Задача фридайвера состоит в тщательном сканировании изменений в организме, т.к. признаки острой гипоксии не вполне различимы и быстротечны.

Во время статики и ныряния в длину нередко в пальцах рук может отмечаться онемение, мышцы закрепощаются, возникает чувство «оглушения», туннельное зрение. Иногда фридайверам, особенно высокотренированным, или с врожденной низкой чувствительностью дыхательного центра к углекислому газу легко терпеть дискомфортные состояния. Они засыпают в результате развития запредельного торможения в центральной нервной системе.

Во время ныряния в глубину фридайвер, как правило, не испытывает желания сделать вдох и может потерять сознание неожиданно.

При потере сознания рефлекторно происходит ларингоспазм и вода не попадает в легкие. Важно быстро оказать помощь фридайверу, т.к. через некоторое время голосовые связки расслабляются и вода проникает внутрь. Изменения функций организма на начальных стадиях острой гипоксии носят обратимый характер. Но после возвращения сознания пострадавший обычно не помнит, как ему страхующие оказывали помощь.

В зависимости от уровня острой гипоксии состояния можно разделить на 4 степени:
1. У фридайвера наблюдаются синие губы и бледное лицо, взгляд сфокусирован. На этой стадии организм достаточно легко справляется с гипоксией за счет включения ряда компенсаторных
механизмов;
2. Р азвиваются отчетливые изменения в деятельности центральной нервной системы, критическое мышление резко ухудшено: теряется способность к реальной оценке состояния и возникает стремление к выполнению намеченной цели. Губы становятся белыми, взгляд расфокусирован, что свидетельствует о близком пределе возможностей;
3. Наступает резкое нарушение функций центральной нервной системы, появляются гипоксемическне судороги (неконтролируемые мышечные сокращения), которые могут охватывать мелкие группы мышц, как правило, мимические мышцы лица (так называемая «самба»); или крупные группы мышц (классифицируется как LMC -потеря моторного контроля). Чаще начинают И непроизвольно сокращаться мышцы шеи, плечевого пояса, реже мышцы рук или ног.
4. У фридайвера наблюдаются потеря сознания без остановки сердечной деятельности и остановка дыхания (так называемый блэкаут).

В этих состояниях фридайверы нуждаются в контроле со стороны
страхующих.

Во всех случаях потери сознания причина всегда одна: переоценка собственных сил и превышение возможностей организма в данный
момент. Можно выделить
факторы, способствующие возникновению блэкаута:

1) Наличие цели.

При наличии цели в виде результата в метрах или в минутах фридайвер не способен объективно отслеживать изменения состояния организма, связанные с нарастанием гипоксии, гиперкапнии и ацидоза, которые возникают во время ныряния в длину или в статике. Высокие волевые качества фридайвера позволяют ему игнорировать позывы на вдох и терпеть до последнего. Яркий пример - Вадим Болденков на Чемпионате мира в Мариборе, очень мощно и с огромной волей стремящийся к стенке.

2) Снижение давления газов при всплытии.

При нырянии в глубину увеличивается риск, так как гипоксический порог и гиперкапнический порог связаны с парциальным давлением газов.

Во время погружения в воздухе легких и в артериальной крови происходит нарастание парциального давления кислорода из-за повышения гидростатического давления, несмотря на потребление кислорода тканями. Парциальное давление углекислого газа также повышается, но незначительно, т.к. концентрация его в начале работы невысока.

При всплытии уменьшается парциальное давление кислорода в легких и в артериальной крови фридайвера в связи с его продолжающимся потреблением тканями и уменьшением гидростатического давления и особенно резко, в 2 раза, на последних 10 метрах. Парциальное давление углекислого газа при всплытии падает из-за уменьшения гидростатического давления. Из-за его низкого давления не происходит раздражения клеток дыхательного центра.

Поэтому потеря сознания может происходить внезапно на последних 10 метрах всплытия без предварительных дискомфортных ощущений и позывов на вдох.

Часто фридайверы после всплытия на поверхность начинают вентиляцию лёгких и затем теряют сознание, т.к. в организме накопился слишком большой кислородный долг и содержание кислорода в крови продолжает снижаться, даже после нескольких дыхательных циклов. К тому же необходимо время для того, чтобы кровь, обогащенная кислородом при вдохе, достигла головного мозга, и этого времени зачастую не хватает.

Некоторые фридайверы самостоятельно приходят в сознание после блэкаута. На поверхности ларингоспазм может пройти, гиперкапнический стимул достигает интенсивности повелительного и фридайвер рефлекторно делает вдох. Он очень удивлен суетой вокруг себя и не верит никому.

Но иногда уровень гипоксии настолько высокий, что развивается запредельное торможение в центральной нервной системе и при потере сознания и остановке дыхания необходимо проведение искусственной вентиляции легких.

Примеров много: Герберт Ницш, Менди Рей на Чемпионате мира во Франции.

3) Врожденная или приобретенная низкая чувствительность к гиперкапнии.

Во время статики или ныряния в длину по мере развития гипоксии и гиперкапнии происходит раздражение клеток дыхательного центра и фридайвер испытывает желание сделать вдох. В редких случаях существует индивидуальная врожденная низкая чувствительность нервных клеток дыхательного центра к действию углекислого газа. При повышении тренированности также происходит увеличение порогов пшеркапнических реакций за счет адаптивных изменений в дыхательном центре и терпеть дискомфортные состояния становится все легче и легче. Фридайверы могут незаметно для себя заснуть в результате развития запредельного торможения в центральной нервной системе. В рассказах одно недоумение: я плыл, плыл, или я лежал, лежал, было все так чудесно и как это? Вот такое искреннее непонимание было в глазах у Жени.

4) Гипервентиляция.

Гипервентиляция легких может быть определена как альвеолярная вентиляция, превышающая ту, которая необходима для выведения углекислого газа метаболизмом. При гипервентиляции происходит не только глубокое, но и частое дыхание (более 10-12 глубоких вдохов-выдохов в минуту). После нее обычно ощущается легкое головокружение, покалывание в пальцах рук. Гипервентиляция способствует выведению углекислого газа из организма и благодаря этому возбуждение дыхательного центра наступает позже и даже при падении содержания кислорода в крови ниже критического уровня не возникает желания сделать вдох (2).

Происходит это из-за того, что хеморецепторы (рецепторы, реагирующие на изменение химического состава крови) гораздо более чувствительны к изменениям парциального давления углекислого газа, чем к изменениям парциального давления кислорода.

Гипервентиляция вызывает ложное ощущение благополучия и возникает риск достичь порога гипоксического блэкаута до достижения порога тревоги по углекислому газу.

К тому же удаление углекислого газа через легкие вызывает небольшое подщелачиванне крови (увеличение рН), в результате чего сродство гемоглобина к кислороду увеличивается и затрудняется доставка кислорода клеткам организма (10).

Эта практика раньше часто использовалась подводными охотниками. Помнится красивый охотник Василий, делающий гипервентиляцию перед нырянием в бассейне. На робкий вопрос -уверен ли в своих действиях, ответ был: абсолютно. Благополучно потеряв сознание после 80 метров, Василий задумался.

Сейчас охотники разобрались, что основным индикатором тревоги является порог тревоги в результате гиперкапнии, и он должен оставаться активным. Есть надежда на благоразумную вентиляцию их работящих легких.

5) Неправильное дыхание после всплытия.

Резкий выдох (в том числе для очистки трубки от воды), концентрация на выполнении стартового протокола или на устранении воды из маски, поверхностное дыхание - все эти действия могут привести к блэкауту, если работа была на грани возможностей. Гильем Нери именно после резкого выдоха потерял сознание на Чемпионате мира во Франции. Наталья Авсеенко там же сконцентрировалась на выполнении стартового протокола вместо концентрации на дыхании.

6) Упаковка.

При повышении давления в дыхательных путях во время упаковки легких дополнительным количеством воздуха повышается внутрилегочное давление и происходит перерастяжение легочной ткани. В этих условиях сдавливание сосудов легких вызывает повышение сопротивления току крови, уменьшение сердечного выброса и недостаточное снабжение головного мозга кислородом (11).

Прием эффективен только у фридайверов со стажем занятий более 2 лет, у которых сердце и легкие немного разобрались, чего от них хочет этот фридайвер, и научились сопротивляться повышению сопротивления.

Лотта Эриксон на соревнованиях по статике в Дахабе потеряла сознание через 10 секунд после начала попытки.

7) Переохлаждение или перегревание.

При переохлаждении или перегревании происходит повышение утилизации кислорода организмом на поддержание Д0лжного теплообмена. В условиях дефицита кислорода меньшая его часть остается на обеспечение деятельности головного мозга. И ранее доступные минуты и метры становятся недоступными.

Оля Сурякова на Чемпионате мира в Мариборе замерзает в 25-градусной воде и ISO м, которые раньше были показаны на Чемпионате России, теперь блэкаутные.

8 ) Обезвоживание.

Обезвоживание вызывает увеличение вязкости крови, вследствие чего замедляется кровоток и снижается транспорт питательных веществ и кислорода. Также замедляется выведение продуктов обмена веществ из тканей.

Леша Молчанов на Чемпионате мира в Шарме стартовал в 12.40 и выпил с утра только 1 стакан воды. К перегреву под египетским солнцем добавилось обезвоживание и неожиданный блекаут.

9) Переутомление.

Переутомление, конечно же, снижает устойчивость организма к гипоксии. Эйфория после удачной нырялки и на этом фоне - нечуткое отношение к изменению функционального состояния организма, радостное желание завтра повторить такие чудные метры может привести к неприятностям.

Или по разным причинам плохой сон, или питание так себе не позволяют полностью восстановиться. А фридайвер настроен и соответственно самочувствию не корректирует нагрузку.
Показателен блэкаут Александра на следующий день после увлекательного ныряния в каньон и недолгого сна.

10) Эмоциональное состояние.

Чрезмерное эмоциональное возбуждение, охватившее фридайвера по каким-либо причинам (выигрыш в лотерею), или состояние апатии, вызванное нерадостными событиями и сопровождаемое нерадостными мыслями, не способствуют нужному спокойному настрою перед нырянием.

Высокий уровень тревожности также усиливает стресс во время соревнований у очень серьезных фридайверов. И тогда потеря сознания возможна на дистанциях, ранее преодолеваемых.
Сильную самбу показал Игорь, получивший неожиданное известие от родных и все-таки решивший идти в глубину.

11) Медикаменты.

Медикаменты, принимаемые для коррекции здоровья при заболеваниях (местные сосудосуживающие средства, антибиотики и др.) могут вызывать изменения в функциональном состоянии фридайвера.

Влияние задержки дыхания и, особенно, высокого давления на поведение лекарств в организмах лягушек и фридайверов не изучалось врачами. Поэтому, прописывая лекарства нормальному больному, врач не несет ответственности за их использование сумасшедшим фридайвером.

Но в кои-то веки вырвался горожанин на волю и неужели его остановит несчастная инфекция. Не остановит. Есть чудесные таблетки от всего.

Наталья Молчанова на Чемпионате мира в Шарме боролась с внешним отитом с помощью волшебных антибиотиков, но глубина 95 м и антибиотики оказались несовместимы. Задним умом все крепки.

12) Неправильно проведенная разминка.

Если разминка перед нырянием вызывает усиление обменных процессов, то соответственно увеличивается потребление кислорода тканями, что совсем неинтересно для головного мозга, ему же меньше достанется.

Чаще ошибаются с разминкой спортсмены, которые случайно забрели на фридайвинг. Они привыкли разгонять себя до состояния куража и стараются нырнуть на разминке на дистанцию, близкую к стартовой.

Или при подготовке к статике попытка перед основной слишком большая.

Пример: Юрий Шматко на Чемпионате Москвы сделал на разминке статику легко 4.40, но затем получил блэкаут на 5.25.

Основной путь предотвращения блэкаута: понимание собственных возможностей и границ, пересекать которые не стоит. К сожалению, нельзя определить объективно и четко свой предел. К тому же этот предел постоянно изменяется, т.к. зависит от многих параметров (функциональное состояние, степень утомления от предыдущих нагрузок, эмоциональное состояние, способность к восстановлению и т.д.). Следовательно, изучение себя (не в зеркале, а в реакции на нагрузку), осознавание себя и смирение позволят субъективно управлять своей зоной безопасности.

Основы Фридайвинга. Н.В. Молчанова

6

Что делать если все таки Блек! случился у напарника.

Для начала как его распознать(или как выглядит Блек!)
    Чаще всего видимые симптомы Блека таковы - странные подергивания конечностей вплоть до судороги у ныряльщика,разкоординация (появление странных движений) отклонение от направления движения, остановка, выдох в воде.
При появлении любого из перечисленных симптомов необходимо немедленно!!! вытащить ныряльщика из воды.Главное обеспечить доступ воздуха к дыхательным путям.Если пострадавший был вовремя вытащен(не успел сделать вдох водой) это при не глубоком Блекауте(так называемая Самба) то дыхание вернется  самостоятельно(если по какойто причине этого не произошло то необходимо вызвать скорую и произвести оживление по схеме АБЦ - о ней позже).
Также есть глубокий Блекаут - пострадавший также не успел сделать вдох водой но потеря сознания более сильная.В этом случае тоже вызываем скорую и по схеме АБЦ.
Если во время Блека ныряльщик сделал вдох водой то также вызываем скорую и по АБЦ!

Что такое схема АБЦ!
Это простые легко запоминающиеся действия по оживлению в которые входит не прямой массаж сердца и выполнение искусственной вентиляции легких(рот в рот или с помощью специальной маски).

Схема действий.
1)Достать пострадавшего из воды и уложить на твердую поверхность
2)Вызвать скорую(первое что нужно назвать - Город,улицу,человек без сознания в результате утопления,ориентировочный возраст пострадавшего - дальше отвечать четко на все вопросы оператора и прекратить разговор только с разрешения оператора или после того как он его прекратит)Эти действия должен выполнять один из оказывающих помощ в это время 2й уже переходит к пункту 3,если же вы один то все равно вызываем скорую в первую очередь!
3)Дальше Слушаем! Смотри! Чувствуем! - Это делается так.Наклоняемся к пострадавшему и подносим ухо к его лицу(стараемся услышать дыхание)одновременно смотрим на его грудную клетку.Если пострадавший дышит то мы услышим его дыхание,почувствуем его нашей кожей лица в раене уха и шеи,а также увидим подъем и опускание грудной клетки.
Так вот если пострадавший дышит мы его укладываем в позу НА БОКУ

Как положить человека в положение НА БОКУ.   
1.  Встаньте на колени возле пострадавшего.
   2. Положите ближайшую к вам руку под прямым углом.
   3. Дальнюю от вас руку положите наискосок груди, прижав ладонь к ближайшей от вас щеке.
   4. Держа ладонь пострадавшего у щеки, поднимите его дальше от вас колено.
   5. Осторожно потяните колено к себе, поворачивая таким образом пострадавшего.
   6. Уложив пострадавшего на ту же сторону, на которую повернута его голова, проследите за тем, чтобы колено оставалось согнутым под прямым углом к туловищу.
   7. Осторожно запрокиньте голову назад, чтобы обеспечить свободное поступление воздуха в легкие, и следите за дыханием пострадавшего.

Не оставляйте пострадавшего без присмотра!
Ждем приезда скорой.

4)Если дыхания нет! то мы немедленно приступаем к непрямому массажу сердца и выполнению искусственной вентиляции легких(По новой системе ненужно выливать воду из легких - она практически вся всасывается в ткани).Это общие рекомендации...
Но есть одна тонкость - у человека при утоплении может продолжать биться сердце и непрямой массаж может навредить,поэтому приступить к массажу можно только убедившись в отсутствии пульса.Но пульс может быть очень слабо прощупываемым,а у некоторых людей его вобще нельзя прощупать.Тут четких рекомендаций нет как действовать,все зависит от конкретного случая.

Выполнение искусственной вентиляции легких.
   1.  Проверьте пульс .
   2. В случае отсутствия сердечных сокращений начните непрямой массаж сердца.
   3. Если пульс есть, очистите рот от возможного содержимого.
   4. Поднимите подбородок пострадавшего кверху одной рукой и запрокиньте назад его голову.
   5. Зажмите нос пострадавшего.
   6. Сделайте глубокий вдох, широко откройте рот и обхватите им рот пострадавшего.
   7. Сделайте сильный выдох через рот, наблюдая при этом, как раздувается грудная клетка пострадавшего.
   8. После наполнения грудной клетки поверните свою голову, чтобы понаблюдать, как опускается грудная клетка; закончите выдох. Первые четыре выдоха проводите быстро.
   9. Затем проверьте пульс пострадавшего.
  10. Повторите действия еще 5-9 раз, пока пострадавший не начнет дышать.

Альтернативой искусственному дыханию изо рта в рот, сели проведение его по какой-то причине невозможно, служит дыхание изо рта в нос. Плотно закройте рот пострадавшего своей ладонью и выдувайте воздух в его нос, следя за плотным прилеганием вашей руки.

    * Если грудная клетка не вздымается, проверьте следующее.

Контроль

   1. Плотно ли зажат собственный нос.
   2. Плотно ли вы охватываете рот или нос.
   3. Достаточно ли энергично вы выдыхаете воздух.

    * Если, несмотря ни на что, вы все-таки не достигаете цели, у пострадавшего скорее всего заблокированы дыхательные пути (что делать в таких случаях).
Если дыхательные пути заблокированы
Все постороннее легко удалить из полости рта а вот если посторонние предметы глубоко достать самостоятельно их не удасться,а попытки вдувать воздух могут привести только к ухудшению положения.
Можно конечно попытаться применить метод Хеймлиха.
Кратко как это - Если есть возможность, пострадавшего сажаем спиной к себе на свое колено, ищем пупок и резко давим на точку Хаймлиха - непосредственно выше пупка.
     Если обморок(без сознания), то кладем на спину, убираем мешающие предметы, резко нажимаем на точку Хаймлиха, пока не начнет тошнить - тогда резко поворачиваем клиента на бок.
     Если беременная, или толстый мужик, то давим на точку на грудине - на 2 пальца выше мечевидного отростка (того места, где сходятся ребра)

Как делать непрямой массаж сердца.
   1.  Положите пострадавшего на спину и встаньте на колени рядом с ним.
   2. Нащупайте угол ребер в нижней части грудной клетки. Положите на нижний конец грудины основание ладони, на ширине двух пальцев от ее края.
   3. Накройте руку другой рукой. Пальцы должныбыть слегка подняты кверху. Наклонитесь вперед, чтобы ваши плечи находились над грудиной. Руки держите прямыми.
   4. Нажимайте на грудную клетку вертикально вниз, чтобы она уходила вниз на 4-5 см. Это для взрослого. У ребенка грудная клетка должна перемещаться на 2,5-4 см. Нажимайте на грудную клетку таким вот образом 15 раз со скоростью чаще одного удара в секунду. Отсчитывайте нажатие, быстро произнося вслух "раз, два, три" и нажимая на каждом "раз".
   5. Поверните к себе голову пострадавшего и два раза вдохните ему энергично воздух рот в рот, чтобы воздух попал в его легкие .
   6. Не забывайте следить за движением грудной клетки.
   7. Повторяйте цикл из 30 надавливаний и двух вдувании воздуха в легкие до тех пор, пока у пострадавшего не появятся признаки улучшения, пока не прибудет "скорая помощь" или пока у вас не кончатся силы.
   8. Через каждые 3 минуты проверяйте наличие пульса на шее.
По новой системе на 30 нажатий идет 2 вдоха(конечно можно применять и старые системы 15 к 2м)Если двое принимают участие в оживлении то по новой системе также 30 к 2м(один делает непрямой,а другой вентиляцию).Но и в этом случае можно применять старую систему 5 к 1му.

После появления пульса укладываем пострадавшего в поду НА БОК и ждем скорую.Не оставляя пострадавшего без присмотра.

Вот кратко о том что может сделать напарник для пострадавшего.
Может кто сможет дополнить.
« Изменён в : 22. Сентябрь 2008 в 20:55 пользователем: Free-Diver »

7

Подводная охота. Кошмар глубин - Blackout. Рассказы тех, кто выжил.

Авторская статья Олега Гаврилина, часть 1

Кошмар глубин - Blackout. Рассказы тех, кто выжил.К сожалению, в последнее время явно проглядывается тенденция к увеличению числа несчастных случаев, происходящих с подводными охотниками на различных водоемах. Причин этому может быть множество. Рост популярности подводной охоты, и, как следствие, увеличение числа подводных охотников, и развитие средств транспорта и коммуникаций, которые наряду с повышающимся уровнем жизни позволяют многим из нас забираться в совсем уж экзотические места и охотиться в непривычных условиях.

И, к большому сожалению, многие из нас вынуждены приобретать опыт охоты в новых для себя водоемах самостоятельно. Преодолевая при этом на своем пути множество преград и опасностей, многих из которых можно было бы избежать, если бы охотники имели бы больше возможностей делиться друг с другом знаниями и опытом, полученными ими во время преодоления этих самых «преград и опасностей».
И поэтому в последующем я постараюсь посвятить различным аспектам безопасности на воде большое количество статей.

В настоящее время статистика несчастных случаев связанных с водными видами спорта такова:
10% - подводная охота, фридайвинг
13% - дайвинг
27% - купание
1% - водные лыжи и вейкборд
4% - виндсерфинг и кайтсерфинг
4% - водный мотоцикл
29% - другие водные увлечения
12% - пляжные аттракционы

Как можно видеть, подводная охота и фридайвинг стоят на пятом месте, SCUBA-дайвинг на третьем. Конечно же, эти виды underwater activities сильно отстают по смертям от обычного купания и идут практически наравне с гибелью людей на пляжных аттракционах, но все равно статистика заставляет задуматься. Наша задача описать различные категории несчастных случаев и дать определенные рекомендации, которые возможно спасут кому то жизнь.

В этой статье я хотел бы исследовать такое опасное явление как Shallow Water Blackout или «Потеря сознания на всплытии». Причем я практически не коснусь медицинских и физиологических аспектов этого синдрома, поскольку достаточно много материалов об этом уже опубликовано, а опишу его ситуационный аспект. То есть я приведу рассказы трех различных подводных охотников, в разное время и по разным причинам испытавших на себе это, зачастую смертельно опасное, явление. Хочу заметить, что описания всех трех инцидентов полностью правдивы, потому что я лично давно и хорошо знаю двоих «пострадавших», а третий случай произошел со мной самим. Ну и к тому же подобные случаи, увы, не единичны и практически всегда инциденты происходят более-менее схожим образом.

Рассказывает подводный охотник Ковальчук Олег

Кошмар глубин - Blackout. Рассказы тех, кто выжил.Это была одна из множества моих поездок в тропики на охоту. В этот раз мы поехали в Индонезию с целью поохотиться на тунцов и больших каранксов. Мы вышли в море примерно в 10:00 и были на месте минут через 40. Примерно в 11:00 я был уже в воде. Место нашей охоты всегда отличалось довольно тяжелыми условиями для ныряния, но часто встречающиеся здесь хорошие трофеи с лихвой окупают все трудности. Основную трудность и опасность при охоте в этом месте представляют собой мощные приливно-отливные течения и большие беспорядочные волны, которые возникают, когда направление ветра противоположно направлению течения.

Вся охота идет на очень интересном рельефе вдоль берега небольшого островка и нескольких скал, отвесные стены которых обрываются до пятидесятиметровой глубины крутыми склонами с небольшими уступами. В условиях постоянно меняющихся течений мы достаточно часто меняем место охоты внутри этого довольно ограниченного hunting site, стараясь все-таки охотиться там, где скалы создают некую тень и защищают нас от слишком уж сильных течений. В этот раз на лодке было пятеро охотников (а это довольно таки много) и мы не могли менять место охоты так часто, как хотелось бы, поскольку слишком много времени уходило бы на сбор всех охотников из воды и выброску на новое место. Поэтому мы меняли место охоты не сразу, как только условия охоты ухудшались, а еще какое-то время старались добыть рыбу, борясь с сильными течениями, относившими нас от облюбованных мест. Это был не слишком удачный день для охоты. На протяжении нескольких часов я раз за разом совершал довольно глубокие нырки (17-22 метра, а порой и до 24-25 метров), но не видел абсолютно ничего достойного выстрела. К пяти часам вечера, не смотря на то, что с утра я чувствовал себя хорошо, начала накапливаться усталость.

Основными причинами усталости были постоянная работа ластами на поверхности и невозможность полноценно отдохнуть, большое количество нырков (к этому моменту на моем Suunto D3 было зафиксировано порядка 70 нырков) и чересчур жесткие для меня ласты C4 Falcon-30 (средняя жесткость), порядком забившие мышцы ног. Температура воды была 27 градусов, прозрачность – порядка 16-17 метров, на мне был 3-мм дайверский гидрокостюм. Я был вывешен на глубину 17-18 метров, на мне был резиновый грузовой пояс с тремя килограммами груза. Сначала я повесил на пояс 4 кг, но когда начал нырять за 20 метров, то почувствовал, что выходить с этой глубины стало тяжело, и поэтому снял с пояса 1 кг.

В пять вечера я вышел на край небольшого плато, которое находилось на глубине примерно 17 метров. Края плато уходили вниз небольшими ступенями шириной 5-7 метров. Я в очередной раз нырнул и повис в воде на глубине примерно 15 метров, как раз над свалом. Через несколько секунд я увидел какое-то движение на одном из уступов расположенном значительно ниже меня. Судя по силуэту рыбы, было понятно, что это группер приличных размеров (обычно я не стреляю групперов), но в этот «пустой» день мне хотелось добыть уже хоть что-нибудь большое. Поэтому я слегка подтолкнул себя ластами и начал, практически не шевелясь, падать вниз. Опустившись до глубины 20 метров, я понял, что группер значительно больше, чем мне показалось сначала. Я оценил его вес примерно в 30 кг. Я направил свое тиковое ружье вертикально вниз и произвел выстрел в голову рыбе. Через секунду (рассмотрев его поближе) я понял, что группер был еще крупнее, чем я думал, а я неправильно определил его размер, потому что он был глубже, чем мне казалось. В результате я неверно определил дистанцию выстрела. Мой гарпун летел слишком долго и группер, в котором на самом деле было верных 45-50 кг, успел среагировать на звук выстрела и начал движение. Поэтому мой гарпун попал ему не в убойное место сразу за головой, а куда-то позади спинного плавника. Отделяемый наконечник гарпуна надежно фиксировал большую рыбу, но она не была обездвижена. После выстрела рыба сразу же рванулась к ближайшей куче поросших кораллами базальтовых камней, увлекая за собой гарпун и линь. Мой гарпун был привязан не к ружью, а непосредственно к 35-метровому плавающему линю, который вел к большому жесткому буйку. Предвидя возможные проблемы, которые могут возникнуть, если группер уйдет в камни, я, не всплывая, ухватился за линь и, изо всех сил работая ластами, постарался оттащить его в сторону чистой воды, чтобы не дать спрятаться в какой-нибудь расселине. Но он был слишком силен и легко потащил меня за собой. Поняв, что рыба стала меня подтапливать, я сразу же отпустил линь и начал всплывать.

Дорога наверх оказалась неожиданно тяжелой. Впоследствии анализируя произошедшее, я пришел к выводу, что в этом месте вдоль плато шло течение, которое, сваливаясь с края, плавно уходило вниз и тем самым создавало дополнительные проблемы при всплытии. Когда я вышел наверх и попытался сделать первый вдох, большая волна ударила мне в лицо, и довольно много воды попало мне в горло. Я сильно закашлялся и почувствовал боль в гортани и легких, но мысль о большой рыбе, ушедшей в камни с моим гарпуном, не давала мне адекватно воспринимать ситуацию. К этому времени все уже прекратили охоту, и вышли на лодку, которая ждала только меня и была рядом. Я подплыл к лодке, отдал свое ружье и попросил кого-нибудь помочь. Мой местный товарищ Андрэ быстро надел ласты и грузпояс и прыгнул в воду. К этому времени течение стало еще сильнее, и я оставался на месте только потому, что держался за свой буек. Мой линь длиной 35 м, уходивший в воду под углом 45 градусов, был сильно натянут. Когда Андрэ подплыл ко мне, я объяснил ему, что случилось, и попросил помочь достать рыбу. Мы договорились, что будем нырять по очереди, страхуя друг друга. Какое-то время мы висели, держась за буек, а потом одновременно поплыли вверх по течению.

Нам нужно было зайти выше, что бы при нырке нас снесло примерно в то место, где сидел группер. Андре нырнул первым и быстро пошел на дно, я нырнул чуть позже и остался страховать его примерно на 10-12 метрах. Андре упал на 20 метров и завис там, осматривая дно. Потом он развернулся и начал всплывать. Мне было видно, как он попал в полосу идущего по дну плато нисходящего течения и его всплытие замедлилось. Потом он прошел течение и быстро вылетел на поверхность. Я страховал его на последней фазе всплытия. На поверхности Андре сказал мне, что линь запутан очень сильно и, по его мнению, надо отрезать гарпун, поскольку вытащить рыбу явно не удастся. Я согласился и сказал, что сейчас я все сделаю. Мы еще раз скатились вниз по течению и начали восстанавливать дыхание.

Примерно через 4 минуты отдыха я дал знак Андре, и мы опять пошли на ластах вверх по течению. Зайдя выше нужного места, я расслабился на несколько секунд, чтобы сбить пульс, и быстро нырнул. Андрэ меня страховал. Нырять было тяжело, так как усилившееся течение здорово сносило в сторону и приходилось плыть по диагонали, что значительно увеличивало расстояние, которое было необходимо пройти. Я упал на двадцатку, на секунду остановился, а потом пошел еще ниже к подножию поросших кораллами камней, за которые и запутал линь мой группер и между которыми он очевидно спрятался. Я коснулся дна на глубине 24.6 м и пошел по линю. Мне все-таки было жаль терять большую рыбу и свой гарпун, поэтому я решил проверить, за что именно запутался линь. Возможно, у меня были шансы освободить линь от зацепов и попробовать вытащить группера уже с поверхности. Я прошел вдоль линя и убедился, что он запутан в кораллах самым невероятным образом, и на этой глубине в условиях усиливающегося течения освободить его невозможно. Тем более что линь был запутан на всем протяжении большого нагромождения камней, диаметр которого составлял примерно метров 7-8. Я дошел до конца линя, увидел щель, из которой торчал мой гарпун и начал всплывать. Всплытие было тяжелым, но я уже был готов к понижающемуся течению и вышел наверх без какого-либо особого дискомфорта. Потом Андре нырнул еще раз на 20 метров и снова сказал мне, что надо резать линь. Пытаться вытащить рыбу слишком рискованно. Я промолчал и начал готовиться к нырку. К этому моменту я устал еще сильнее и никак не мог привести дыхание и пульс в норму. К тому же у меня появилось некое ощущение психологического дискомфорта, больше всего похожее на нехорошее предчувствие надвигающейся опасности. Тем не менее, нырять было нужно, и я старательно дышал, стараясь настроиться на спокойный лад. Мне это удавалось не очень, поэтому я отдыхал на поверхности необычно долго. Целых 7 минут. В конце концов, я понял, что отдыхать дольше бессмысленно и, отцепившись от буйка, пошел вверх, заранее вытащив нож из ножен и зажав его в руке. Андре последовал за мной. Дойдя до места, я нырнул.

Упав на уже привычные 25 метров я решил отрезать линь как можно ближе к гарпуну и опять пошел вдоль дна к расселине, из которой торчал мой гарпун. Дойдя до гарпуна, я с сожалением перерезал линь, а потом совершил необъяснимый поступок. Я схватился за гарпун и уперевшись обеими ногами в кораллы со всей силы потянул гарпун на себя. Я довольно тренированный и физически сильный человек: мне удалось со второй попытки все-таки выдернуть ослабевшего группера из его укрытия. Я быстро подтянулся по гарпуну и нанес ему два удара своим стилетом в убойное место сразу позади головы. Он дернулся и затих. Я понимал, что мне нельзя бросать рыбу, так как теперь она не удерживается линем, и я ее больше не найду так как течение однозначно унесет ее на большую глубину. Я попытался оторвать его от дна и потащить вверх, но он был слишком тяжелый и имел очень большую парусность. И в этот момент я вдруг понял, что, похоже, я все-таки доигрался. Не было ни позывов на вдох, ни резких диафрагмальных контракций. Я просто, почему-то совершенно ясно понял, что сам я не всплыву. Я сразу же бросил рыбу, свободной от ножа рукой сбросил пояс и быстро пошел наверх. Начав всплывать, я успел удивиться тому, что не испытываю страха и отнес это за счет того, что меня на полдороге должен был встретить страхующий. Это последнее, что я помню.

Сознание вернулось ко мне уже на лодке. Я лежал без маски, ласт и гидрокостюма на палубе и судорожно кашлял. Очень сильно болели грудь и горло, а изо рта при кашле вылетали небольшие кровавые сгустки. Ничего из того, что было между этими двумя моментами, мне не удалось вспомнить даже по прошествии долгого времени. Андре потом рассказал мне, что, увидев меня всплывающим с глубины, сначала не заподозрил ничего необычного. На мне был черный костюм, поэтому отсутствие черного резинового пояса не бросалось в глаза. Андре понял, что дело плохо, когда на глубине 8-10 метров одновременно произошли две вещи: меня начали бить сильнейшие судороги, заставлявшие сокращаться всю верхнюю часть моего тела, и из разжавшейся руки выпал нож, который я зачем-то потащил с собой наверх. Андре устремился ко мне на помощь, но я был без грузпояса и к этому моменту набрал столь высокую скорость и инерцию, что вылетел на поверхность сам, до того как Андрэ успел подплыть и вытолкнуть меня. Андре подхватил меня, до того как я опять ушел под воду, перевернув лицом вверх, положил к себе на грудь и потащил к лодке, крича о помощи. Ребята сразу же попрыгали в воду и помогли втащить меня на лодку. Почти все это время у меня продолжались судороги. Искусственное дыхание делать не пришлось, поскольку как только меня вытащили на палубу и сняли гидрокостюм, я сразу же пришел в себя и начал дышать. Дыхание какое-то время оставалось неглубоким, но хриплым, оно сопровождалось кровяными выделениями изо рта, но потом прошли и эти симптомы.

Еще из неприятных последствий можно упомянуть продолжавшуюся в течение недели боль в легких, которая давала о себе знать при малейшей попытке надавить на грудь или расправить плечи, и периодически возвращающееся кровохаркание. Так же здорово мешало то, что при малейшей физической нагрузке тут же появлялась тяжелая одышка.

Вернувшись в Москву, я прошел обследование у врача пульмонолога, в результате которого были выявлены явно видимые на томограмме повреждения в альвеолярных тканях легких. Ну и соответственно, мой врач настоятельно рекомендовал мне в течение как минимум 4-х месяцев воздерживаться от охоты и фридайвинга.

Продолжение следует. Следите за статьями на tetis.ru

8

Подводная охота. Кошмар глубин - Blackout. Рассказы тех, кто выжил (продолжение).
Это случилось во время охоты, которая проходила около острова Нуса Пенида в Индонезии, недалеко от острова Бали. Мы, в компании местных охотников, охотились на каранксов и тунцов методом сплава. Шестеро охотников, четверо русских и два индонезийца, мы сплавлялись над подводным плато, поверхность которого располагалась на глубине 10-17 метров. Плато заканчивалось резким обрывом до глубины 35-40 метров. Так как мы охотились в этом месте не первый раз, то уже хорошо знали, что нырять за плато – бессмысленно, потому что «рыбы нет». При данной скорости течения (примерно 2 м в секунду) у нас была возможность нырнуть один, максимум два раза, за то время, пока течение пронесет нас от точки старта до края плато.

В этот раз, перед тем как начать нырять, мы увидели, что ситуация с течениями достаточно сложная – примерно сразу после окончания плато несущее нас «охотничье течение» встречалось с другой мощной струей. Такие места можно легко отличить от остальной массы воды по множественным хаотичным коротким волнам, направление движения которых определить просто невозможно и стихийно возникающим то там то-сям водоворотам. Теперь-то я знаю, что это места, где образовались нисходящие потоки воды. Места выхода на поверхность восходящих потоков, напротив, отмечены ровной гладью воды, где нет даже ряби, образованной ветром.

Подводная охота. Кошмар глубин - Blackout. Рассказы тех, кто выжил (продолжение).Во время очередного захода я зарядил ружье очень быстро и закончил первый нырок достаточно далеко от свала. Так как нырок был достаточно коротким, я решил, что продышавшись полторы-две минуты, вполне успею сделать второй. Так я и действовал. Во время второго нырка я чувствовал себя комфортно. После недели охоты я был в хорошей форме и успел отдохнуть и «продышаться» после первого непродолжительного нырка. Сам нырок тоже проходил во вполне комфортных условиях. Я не шевелясь, и не тратя лишних сил, скользил в толще воды по течению, которое несло меня как раз на уровне нейтральной плавучести на глубине примерно в 12 метров на расстоянии двух-трех метров от дна. Для справки: температура воды была 26 градусов, видимость под водой достигала 30 м., на мне были 3 мм. охотничий гидрокостюм и грузовой пояс с 3 кг. грузов. Я охотился со 160 см. тиковым ружьем, гарпун был пристегнут к 27-30 метрам плавающего линя, который, в свою очередь, к 5 метрам резинового амортизатора который, в свою очередь крепился к большому пенопластовому бую.

Дальше все воспринималось мной так, как будто происходило во сне. Я увидел, что плато скоро заканчивается, однако, так как нырнул относительно недавно и чувствовал себя очень уверенно, решил продолжить сплав вдоль дна немного подольше. Я плавно проплыл над свалом. Крупной рыбы по-прежнему не было, и я решил оглядеться. Край свала был уже метрах в 10 позади меня и, что удивительно, слегка надо мной. Я посмотрел на свой дайв-компьютер и увидел цифру 20 на глубиномере. Так как я сталкивался с drop-off current (понижающимся течением) уже не первый раз, то отреагировал на это на уровне рефлекса: небольшая порция адреналина пошла в кровь, и я начал интенсивно работать ластами (туловище уже было в вертикальном положении). Тело работало само по себе, мозг не спеша начал обдумывать, сколько раз еще мы успеем сплавиться до заката. Приблизительно через 20 секунд (примерное время всплытия с 20 метровой глубины) в слегка закапсулировавшийся мозг поступил легкий укол тревоги, тот вышел из полусонного состояния и я снова посмотрел на свой дайв-компьютер. Пару секунд я осмысливал то, что увидел. Я продолжал на полную катушку работать ластами. Однако компьютер показывал прежние 20 метров. Стало понятно, что сила и скорость нисходящего течения гораздо больше, чем все, с чем мне приходилось до этого сталкиваться. Мало того, течение явно было достаточно широким, так как даже при такой хорошей видимости никаких зрительных границ его не наблюдалось. Руки привычно потянулись к линю – подтягиваться по линю, наверное, самый экономичный и быстрый способ подняться с глубины. Тут до меня дошло, что при использовании амортизатора это не самая хорошая идея. Мало того, я, находясь на двадцатиметровой глубине, мог видеть перед собой практически весь линь – амортизатор под воздействием течения растянулся практически в четыре раза.

Ситуация критическая. Не переставая грести, я сбрасываю пояс. Минутное колебание: что делать с ружьем? Вроде бы положительная плавучесть ружья должна помогать. Соображаю, что сейчас гораздо важнее то, что ружье будет парусить и помогать не мне, а течению – выпускаю ружье из рук и гребу настолько мощно, насколько могу. Широкие, мощные движения ластами. Пульс бьет в голову как кувалда. Последние несколько метров я не помню. Как мне сейчас кажется, я на какие-то мгновения пришел в себя где-то за метр до поверхности и успел подумать, что на верху сильная волна и после всплытия мне будет совсем тяжело.

Наконец, выныриваю. Пытаюсь отдышаться. Практически сразу накатывает слабость. Находясь в слегка шизоидном состоянии, я как бы со стороны наблюдал за собой и своими ощущениями. Эмоций особых не было. Был просто академический интерес узнать, чем же все это закончится?

С одной стороны, на организм накатывали волны апатии, и тело совершенно точно было готово сдаться и умереть. С другой стороны мозг продолжал бороться за жизнь и отдавал телу приказы дышать. Но отдышаться я не мог физически. Дыхание хоть и частое, но очень прерывистое. И четкое ощущение того, что меня тянет вниз и для того, чтобы оставаться на плаву, нужно реально напрягаться. На что просто нет сил. Продолжая дышать как чахоточный больной, оглядываюсь в поисках своего буйка. Его не видно вообще. Однако недалеко, метрах в 20-30 от меня вижу буек своего индонезийского друга, Тойоты, который шел в воду сразу за мной. Вот только незадача – буек занят. Тойота навалился на него животом и дышит примерно так же как я. Наверное, ему тоже сейчас не легко. Понятно, что добром на буй он сейчас не пустит даже лучшего друга. Остается только заняться аутотренингом, постараться унять сердцебиение и хоть как-то успокоить дыхание. За те 10-15 минут, что пришлось ждать прихода лодки (реально было время пожалеть, что сегодня у нас 6 охотников на одну лодку), мне удалось немного успокоить организм и удержать под контролем накатывающую апатию. Все это время пришлось достаточно активно подгребать ластами – вдохи продолжали оставаться очень поверхностными, и из-за полупустых легких плавучести явно не хватало.

Еще одно неприятное открытие я сделал, когда выбрался на лодку – весьма обильно отхаркивалась кровь. Позже ребята рассказали, что наш индонезийский товарищ, которого подобрали первым, напугал тех, кто в этот момент был в лодке, тем, что маска, одетая на его лицо, изнутри была вся в крови. Только когда он ее снял, стало понятно, что никаких внешних повреждений у него на лице нет, а кровь появилась из-за того, что он выдохнул носом во время того, как в легких была кровь.

Примерно через 15-20 минут мы с Тойотой наконец-то, немного отдышались и перестали плеваться кровью. Еще минут через 20 мы почувствовали себя вообще хорошо и, посмотрев на рыбу, которую одну за другой вытаскивали наши товарищи, решили опять идти в воду. К счастью, недавнее происшествие не очень сильно повлияло на наши умственные способности и мы быстро осознали, что нырнуть дольше, чем на 30 секунд для нас сейчас абсолютно нереально. И больше в воду не лезли.

Общие последствия этого происшествия оказались такими: ярко выраженная слабость в первые два дня после происшествия: любая физическая нагрузка, даже простой подъем по лестнице на 1 этаж по ступенькам, вызывала сильную отдышку и кровохарканье. Так как физических нагрузок я себе после этого не давал достаточно долго, берегся, то больше никаких неудобств не ощущал.

В следующий раз я поехал на охоту через полтора месяца. Чувствовал себя хорошо. В первый день разныривался, нырял аккуратно, на ластах за дельфинами не гонялся. Никаких негативных эффектов не было. На второй день охоты на первом же нырке после второго вдоха-выдоха понял, что в данном месте ловить не чего и быстро поплыл к лодке. Уже в лодке понял, что так напрягаться не стоило – опять стал отхаркивать кровь и почувствовал слабость. Оставшееся время в этот день я пытался нырять в «бережном режиме». Кровотечения больше не было, задержка держалась на уровне 40 секунд. Следующая охота была еще через 2 месяца. Так как больше никаких рекордов я ставить не пытался, то никаких негативных эффектов не было. Хотя нырял достаточно глубоко и с нормальной длительностью: вода 17, костюм 5 мм, глубины до 20, длительность до 2-х минут, 10 дней охоты с парой-тройкой дней отдыха.
tetis.ru